8 октября `18, в 19:44
Интервью Week & Star c Владимиром Епифанцевым

Интервью Week & Star c Владимиром Епифанцевым

30 сентября гостем Week & Star стал известный актер театра и кино Владимир Епифанцев! Он поделился подробностями о новом фильме «Всё или ничего» со своим участием, рассказал о героях, которых он играет, и каково ему в роли режиссёра, а также ответил на блиц-вопросы ведущего Александра Генерозова. Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст для iOS или Android.

 

Александр Генерозов: Этот человек способен на многое! Кто-то вспомнит его эпатажные поступки, кто-то вспомнит его крутые ролики в Instagram, без какой-либо цензуры, кто-то жесткую работу над собой в спортзале. Но я имел в виду нечто другое. Наш гость способен на многое, как актер и режиссер. Причем и в театре, и в сериалах, и в полнометражных проектах. Говорить и раздавать эпитеты можно долго. С нетерпением представляю нашего гостя – Владимир Епифанцев на Европе Плюс! Привет тебе, Володя, и привет всем-всем, кто с нами сейчас!

Владимир Епифанцев: Здоров!

Александр Генерозов: Если говорить о титулах и регалиях, все-таки как бы ты отнесся к титулу самый безбашенный актер в России − это какое-то клеймо или это, может быть, не соответствует реальности?

Владимир Епифанцев: Я думаю, каждый человек хочет быть безбашенным, поэтому такой термин и существует. Когда только возникает повод, чтобы его на кого-то повесить, люди делают это с удовольствием, как бы снимая с себя ответственность. Человечество всегда выбирает ответственных за что-либо. И если меня выбрали ответственным за то, что другие хотят, но не могут, то, ради Бога.

Александр Генерозов: В декабре выходит фильм с твоим участием, фильм под названием «Все или ничего». Не могу не спросить, ты опять в мире криминала? Ты опять суровый бандит?

Владимир Епифанцев: Не суровый, но бандит. Мой персонаж гангстер, гей. Мне в этом смысле роль понравилась, потому что я с детства любил Бельмондо. А он всех своих ролях, немножко такой гей был. Это очень удобная форма для того, чтобы ярко сыграть, например, гангстера.

Александр Генерозов: Сам фильм носит второе название «Самое тупое ограбление». И, как мне кажется, почему-то мне так показалось, что это должно отсылать к таким добротным американским безбашенным комедиям, которые не особо, может быть, умны, но которые все безумно любят. Это похоже на них?

Владимир Епифанцев: Да, я думаю, да. Вот как раз он из таких – американских безбашенных, ярких, динамичных.

Александр Генерозов: Все твои бандиты, они разные были?

Владимир Епифанцев: Я стараюсь делать как-то естественно и от себя, потому что большего мне и не приходится сделать, так как сценарии, обычно, не выдерживают какого-то разбора и особой придумки моей актерской, какого-то внесения дополнений. Это все не в кассу будет. Надо спокойно, тихо отыграть роль и домой пойти, как правило. И я все-таки бандитов не так часто играю. Довольно редко. И если это бандит, то благородный. Почти, как и мент. Я играю много ментов, каких-то героев.

 

 

Александр Генерозов: От артхауса до сериала-боевика, от Вавилена Татарского из «Generation П» до чокнутого десантника из «Чернобыля-2». Владимир Епифанцев на Европе Плюс! Закон, раскрутка сюжета криминальных и авантюрных комедий не исключая, как я думаю, «Все или ничего», он один − что-то задумали, попали по-страшному, и чудом спаслись как-то. Сложно от этого как-то уклониться или сделать по-другому комедию?

Владимир Епифанцев: Мне, вообще, непонятно, почему люди не снимают какие-то знакомые вещи. Мне это не нравится. Я считаю, что стандарт для того и существует, чтобы его нарушать. Природа ждет от нас каких-то действий всегда. Она ждет смелых. Вот это все традиции, стандарты, это все робость, которая ни к чему никуда не ведет.

Александр Генерозов: Давай еще немножко о фильме. Смотри, помимо тебя там молодым ребятам чинят неприятности, я посмотрел, Серёга Бурунов и Юрий Стоянов. Получается, вы вместе с ними работали, троицу монстров таких?

Владимир Епифанцев: Нет, актеры хорошие, очень редко выпадает встретиться с большим количеством таких сильных артистов, потому что, как правило, кино или сериал снимают на звезду, а вокруг него уже...

Александр Генерозов: Кастинг, вообще, просто чумовой какой-то, я посмотрел.

Владимир Епифанцев: Да. Чтобы так вышло, всем артистам гонорары свои пришлось урезать. Я согласился за минимум, вообще за минимум.

Александр Генерозов: Володь, в этом фильме бандитам кидают вызов ребята, которых все называют «офисный планктон». Как ты лично относишься к тем ребятам, которые в жизни своей за пределы офиса не выходят, и все почему-то их презирают. Каково твое отношение к ним?

Владимир Епифанцев: А чем они отличаются от всех других?

Александр Генерозов: Не знаю.

Владимир Епифанцев: Точно так же все замороченные сидят, чего-то делают, какие-то задачи выполняют, никому ненужные.

Александр Генерозов: Расскажи, как попадают на съемочную площадку таких вот проектов? Тебе просто поступил звонок какой-то? Или у тебя есть человек, который рассматривает и говорит: «Вот это интересно, это не интересно»?

Владимир Епифанцев: Когда я приехал на площадку «Все или ничего», ребята были очень дружелюбные, всегда улыбались, ко мне с уважением относились. «Ты читал роль?» – «Да, да, все нормально». – «Ну, ты понимаешь, кого ты играешь?» Я говорю: «Да, бандита. Но это же комедия!»

 

 

Александр Генерозов: Как можно понять, получится фильм смешной или нет? На стадии съемки это все-таки проглядывает уже, вот эта искра сама, ржачно или не ржачно?

Владимир Епифанцев: Ну, что такое смешное? Смешное, это когда правдивое, точное. Точное попадание, точное угадывание. Это смешно.

Александр Генерозов: Володя, ты состоявшийся актер, успешный актер. Скажи, честно, денег хватает?

Владимир Епифанцев: Никаких денег, на самом деле, нет. Все эти гонорары… Если ты по жизни уже нищеброд, сколько бы ты не зарабатывал, ты останешься нищебродом. Вот так оно как-то.

Александр Генерозов: Есть ли все равно какая-то у тебя грань между чисто коммерческими проектами, и проектами, в которых ты все-таки реализуешь самого себя?

Владимир Епифанцев: Я стал просто кайфовать от самой жизни. Мне кажется, что сама жизнь и есть этот проект. И это такой кайф, когда ты понимаешь, что ты ничего не упустил, никому не должен, никуда не надо бежать, ничего не нужно особо делать. Вот жизнь – это твой проект, и здесь происходит масса удивительных вещей, даже там, где, казалось бы, ничего не происходит. И когда мы, например, разочаровываемся в чем-то, или совсем понимаем, что что-то пропустили, надо оглянуться еще раз назад, посмотреть, и осознать, что, на самом деле, мы только накопили. Мы беспрерывно копим.

Александр Генерозов: Твоим постановкам, и театральным, и кино, любят шлёпнуть штамп «авангардный». Авангардный театр, авангардные постановки. Для меня слово «авангардный» ничего не говорит, это красивый штамп. Может, ты знаешь, что люди скрывают под этим?

Владимир Епифанцев: То, что я делал, это больше, все-таки, андеграунд. Но андеграунд это всегда то, что прячется от глаз, потому что в нем есть что-то опасное, что-то не очень приемлемое для моей работы. Я снял несколько фильмов, они лежат дома, просто я их никому не показываю. Я их делаю так, для внутреннего пользования. У меня нет каких-то амбиций на фестиваль их, с кем-то конкурировать.

Александр Генерозов: Время для блиц-опроса. Сегодняшнее русское кино хуже советского; хуже текущего европейского; и хуже современного американского. Хоть один из этих тезисов правилен?

Владимир Епифанцев: Если в соотношении, все уравновешено. Американское с каким-нибудь датским, тайским, все уравновешено. Например, фильм «Зеленый слоник», в котором я снялся 20 лет назад. Хуже он или лучше? Как можно это? Он повлиял. Он воздействует. Это воздействующий организм, который срубил, вообще, people от первого класса до последнего в школе, в институтах, везде. Все знают этот фильм.

Александр Генерозов: Для понимания киношных механизмов, я имею в виду съемочных механизмов, есть такой афоризм, что продюсер – это папа, а режиссер – это мама. В принципе, согласен с таким тезисом?

Владимир Епифанцев: Я когда снимал свой... Не свой, а просто по заказу, мне заказали снять сериал «Кремень», и я вертел этих продюсеров, я, вообще, не слушал их, просто слал подальше. Они для меня ничто.

Александр Генерозов: Без драки, как известно, и свадьба не свадьба. А на съемочной площадке бывает, что набьют друг другую морду?

Владимир Епифанцев: Настоящая драка?

Александр Генерозов: Да, просто чего-то не поделили и подрались.

Владимир Епифанцев: Ну, бывают какие-то быки. Но драк я не помню. Рассказывают, бывают драки какие-то. Каскадеры дерутся часто.

Александр Генерозов: Постельная сцена – это сложный момент на съемках?

Владимир Епифанцев: Это очень трудно сыграть по-настоящему. Любовь, поцелуи, страсть, нужен к этому особый подход. А когда я снимаю свои постельные сцены, любовные, у меня там всегда все честно. Я все к этому подготовлю, потому что это очень важная вещь.

Александр Генерозов: В один день с тобой, то есть 8 сентября, родились такие люди, как Ричард Львиное Сердце, Наталья Гончарова, жена Пушкина, Расул Гамзатов, Люба Швецова из «Молодой гвардии». А вот из ныне живущих гонщик Виталий Петров, Алиша Мур, это певица Pink, и Павел Астахов.

Владимир Епифанцев: Я просто этих людей не очень знаю всех.

 

 

Александр Генерозов: Ну, хорошо, а Наталья Гончарова? Пушкинская жена.

Владимир Епифанцев: Ну, это тоже уже придумали.

Александр Генерозов: Реальная.

Владимир Епифанцев: Этого никто не знает. Ну, ладно. Была Наталья Гончарова, но что там между ними было, может, она Дантеса любила вообще, и Пушкин был злодей, Дантес просто отомстил за любовь, убил Пушкина, и они соединились, вообще, жили счастливо.

Александр Генерозов: Мне кажется, тут сейчас происходит задумка сюжета какого-то фильма, нет?

Владимир Епифанцев: Просто историю всегда делает власть, как ей удобно. Она все переписывает, переделывает, она создает героев для толпы, чтобы ими управлять. Поэтому все, что мы знаем, этого всего могло и не быть. Никто же, например, не знает, что Пушкин был просто бестией, матерщинник, бестия! Каков его характер? Мы ведь знаем, что он такой весь из себя поэт, о свободе писал. А как он писал о свободе? Что он делал? Как он с людьми общался? Скорее всего, невыносимый чудовищный человек, которого не убить нельзя было, понимаете? Так оно и произошло. И Гончарова, скорее всего, сказала: «Уф, наконец, избавили Петербург от чудовища!»

Александр Генерозов: Даже не знаю, предлагать ли тебе выбор, который совершал Нео из «Матрицы», между красной и синей пилюлей, таблеткой?

Владимир Епифанцев: Доктор «Во» выбирает обе. Как лента Мёбиуса, две стороны. Хоп, одну. Была ленточка, потом поменяли, и все стало одним.

Александр Генерозов: А что такое быть актером?

Владимир Епифанцев: Могу сказать по театру. Когда ты в театре играешь роль, эти переживания подлинные. Если ты подлинно переживаешь, потому что это самое интересное, прожить роль, а не сыграть по-настоящему, прожить эти эмоции.

Александр Генерозов: Но что для этого надо сделать? Надо какую-то в себе пружину взвести?

Владимир Епифанцев: С друзьями, когда встречаетесь, шутите, анекдоты рассказываете, вы же тоже перевоплощаетесь. А актер это профессия все-таки, осваивается не один год. Сколько ты работаешь актером, столько и учишься. Поэтому я даже и не знаю, как у меня это, когда это началось. То ли в подъезде с ребятами, когда я был маленький, то ли вот только-только я прихожу к пониманию, чего надо на самом-то деле.

Александр Генерозов: Хорошо. Ты готов сам, например, учить актерскому мастерству людей, или учить этому делу, это тоже особое призвание?

Владимир Епифанцев: Я ни к чему не готов. Я могу все, что угодно, чему угодно учить.

Александр Генерозов: В таком случае, твоя цель, как режиссера, просто грамотно скомпоновать, что ты здесь это сделай, ты вот здесь так сделай, да? И собрать из этого какой-то цельный продукт?

Владимир Епифанцев: Ну, здесь, прежде всего, задача моя – объяснить, что не надо здесь кривляться и врать, наигрывать. Быть очень правдивыми, точными в своем существовании. Они все равно начинают кривляться, делать то, что делают все. Делать то, что делают, вот включите телевизор, и увидите. Все хотят хорошо играть, но не везде это нужно.

Александр Генерозов: Хорошо. Ты, как режиссер, вынужден еще работать со сценарием. Или, может быть, тебе и не нужно это?

Владимир Епифанцев: Если говорить о «Кремне», мне дали сценарий, попросили сначала снять пробник к этому фильму, чтобы я доказал, что могу как режиссер снимать. Я это сделал, доказал. А дальше, уже как режиссер, стал осваивать этот сценарий. И, естественно, там все ни с чем не сходится. Нет правды, нет логики, потому что сценарий пишут, просто пишут. А я пишу, я проигрываю сцены с партнерами.

Александр Генерозов: Европа Плюс, Week & Star, и мы листаем Instagram нашего гостя, актера и режиссера Владимира Епифанцева. Серия мистических видео с девчонками в черном в каскадерской крепости «Сетунь».

Владимир Епифанцев: Те, кто следят за моим Instagram, знают этих девчонок.

Александр Генерозов: То есть это не часть какого-то фильма, проекта, съемок?

Владимир Епифанцев: Нет, мы периодически валяем дурака, куда-нибудь выезжаем, чего-нибудь снимаем, гуляем просто. Решили поехать в Сетунь, даже не помню зачем.

Александр Генерозов: Владимир Епифанцев в роли стоматолога Панина. Для чего Алексей-то понадобился?

Владимир Епифанцев: Мне кажется, что это мой долг был снять с Алексеем что-то такое, чтобы поддержать хотя бы его, потому что люди озверели совсем.

 

 

Александр Генерозов: В твоих руках апокалиптическая картина и подпись «Вот так рептилии играют в наш мир». 1987 год. Это твоя картина?

Владимир Епифанцев: Да, эту картину, когда мне было 16 лет, нарисовал.

Александр Генерозов: Калужская область, под черными тучами Володя Епифанцев с девчулей и со своим фирменным жестом – это большой, средний и мизинец оттопырены. Можно узнать, что этот жест обозначает? Или просто такая фигура?

Владимир Епифанцев: Ну, мне вот просто очень нравился, этот жест, с детства. Так делал Питер Крисс, группа Kiss.

Александр Генерозов: И вопрос не по конкретной публикации в Instagram, просто, как живется с этим стадом хейтеров, не знаю, которые пишут эти мерзкие комментарии под любой записью нейтральной и не нейтральной? Я просто обратил внимание, что ты им отвечаешь, и тебе...

Владимир Епифанцев: Я взаимодействую обязательно. Всем отвечаю. Мне нравится, я люблю взаимодействовать с людьми. Я чувствую энергию сразу.

Александр Генерозов: Кинематографу всего 123 года, но кажется, что он всегда был с нами. Как меняется, куда движется, каким станет он, попытаемся узнать у актера и режиссера Владимира Епифанцева на Европе Плюс! Смотри, 123 года для человека вроде бы, и, вообще, такой, кажется, солидный возраст. А с точки зрения того же театра, это просто наносекунда какая-то, потому что театр существует давным-давно. И вот не кажется, что мы потеряли безвозвратно что-то в кинематографе, что...

Владимир Епифанцев: Сейчас все боятся. Все! Вообще, даже, не знаю, даже Даррен Аранофски. Все они, вот эти самые центровые, даже тот же Тарантино, не знаю.

Александр Генерозов: А почему тогда, в свое время, когда снимал «Pulp fiction» тот же Тарантино, он мог спокойно показывать, как кровь входит в шприц. А сейчас он не может этого показать по каким-то причинам?

Владимир Епифанцев: Потому же, почему и все, потому что природа и реальность играет с нами в очень хитрую игру. Она шулер, она обманщик, она всегда нас будет дурить, хитрить, водить за нос и приводить к какому-то фиаско.

Александр Генерозов: Хорошо. Что с сериалами? Сейчас выглядит, что полный метр пожирают сериалы. И Ваня Охлобыстин, когда у нас был, он сказал, что это, говорит: «Предательским образом появившийся жанр», продюсеры ловкие подпихивали, давайте, еще горячих актеров доснимем пару серий, доснимем. И вот растянули это. Ты не видишь драмы в том, что сериалы заняли место полнометражных картин, в каком-то смысле?

Владимир Епифанцев: Я, вообще, не вижу драмы даже в том, что, например, интернет-отношения заменили живые отношения. Это все очень важный процесс. Процесс формирования, процесс того, к чему мы идем, к какому-то осознанию. По-моему, это осознание того, что мы все еще обезьянки, − доминируем, боимся, хитрим, врем, ведем себя, как животные. И когда мы это поймем, вот с этого самого момента мы начнем двигаться к человеку.

Александр Генерозов: Его зовут Владимир Епифанцев, он актер и режиссер, и он на Европе Плюс! Пробежимся по вопросам. Женя в нашей официальной группе Европа Плюс в «Одноклассниках» спрашивает: как вы относитесь к такому явлению, как культуризм и культура тела, вообще?

Владимир Епифанцев: Точно так же, как и ко всем другим людям. Мы все одинаковые. У нас всех одни и те же возможности. Просто мы по-разному пытаемся заявить о себе. Мы все делаем что-то, что может кому-то не нравиться. Или все одинаково прошиты. Мы все в этой жизни совершаем действия, а не взаимодействия. Мы пытаемся чего-то доказать, преодолеть, бежим на какую-то гору, чтобы быть где-то первым. Но когда первый игрок приготовился, он поехал назад. И когда человечество это поймет, то никуда не будет бежать, а начнет взаимодействовать.

 

 

Александр Генерозов: Традиционный финальный вопрос. Воскресенье – день легкий, а понедельник никто не любит. Есть ли рецепт, как встретить понедельник хотя бы немножко полегче?

Владимир Епифанцев: Я вообще не разделяю на даты, часы, дни, и у меня это все один день. Попытайтесь в этот день никому не наврать, прежде всего, себе. Контролируй свои действия. Всегда задавай вопрос: что ты делаешь тем или иным действием, на самом деле. Возможно, ты всего лишь доминируешь. Возможно, ты всего лишь пытаешься скрыть свою сущность, прикрыть ее, которую надо выпускать наружу.

Александр Генерозов: Володя, спасибо огромное за то, что нашел возможность приехать к нам. Ждем с новыми проектами и смелыми идеями! Друзья, актер, режиссер, и просто человек-бомба Владимир Епифанцев провел воскресный вечер с нами на Европе Плюс!

Александр Генерозов, Week & Star, пока!

Владимир Епифанцев: Пока!

Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Европа Плюс
Перейти на сайт
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Основной эфир
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
Больше Хитов! Больше Музыки!
TOP 40
Party
Европа Плюс / Party
Больше Хитов! Больше Музыки!
Party
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
Больше Хитов! Больше Музыки!
LIGHT
NEW
Европа Плюс / NEW
Больше Хитов! Больше Музыки!
NEW
Urban
Европа Плюс / Urban
Больше Хитов! Больше Музыки!
Urban
Акустика
Европа Плюс / Акустика
Больше Хитов! Больше Музыки!
Акустика
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
Саундтрек твоей субботней ночи!
ResiDANCE
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
Отличные песни одна за другой!
Основной эфир
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
Настроение любить!
Настроение любить
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
Настроение счастья!
Настроение счастья
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
Наедине с музыкой!
Наедине с музыкой
Основной эфир
Дорожное Радио
Вместе в пути!
Основной эфир
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
Дискотека с доставкой на дом!
Танцы по-русски
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
Рок-клуб
Рок-клуб
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
Ностальгия
Ностальгия
Основной эфир
Новое радио
Главные русские песни!
Основной эфир
Основной эфир
Ретро FM
Лучшая музыка 70х, 80х, 90х!
Основной эфир
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
Лучшая музыка 70х!
Ретро FM 70e
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
Лучшая музыка 80х!
Ретро FM 80e
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
Лучшая музыка 90х!
Ретро FM 90e
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
Танцуют все!
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM Сан-Ремо!
Ретро FM Сан-Ремо
Основной эфир
Спорт FM
Спортивные новости России и мира
Основной эфир
Высокое качество
Основной эфир
Эльдорадио
Вы слушаете «Эльдорадио»
Основной эфир
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
Привет, 90-е!
Кекс
Свежее
Европа Плюс / Свежее
Самые сочные русские новинки!
Свежее